Германия традиционно подталкивает Европу к новой мировой войне

  • Дата: 08:49 24-08-2014
  • Просмотров: 3464
  • Печать

Анализу исторических событий столетней давности, в том числе причин возникновения Первой мировой войны, посвящено немало научных трудов. Однако следует отметить, большинство исследователей единодушны во мнении, что настоящая геополитическая катастрофа XIX века заключалась в создании 18 января 1871 года Германской империи. По-мнению аналитиков, это привело к подрыву всей существующей системы стратегической безопасности того времени и последующему уничтожению в течение нескольких лет около 22 миллионов человек.

Затем агрессивная политика Германии накануне Второй мировой войны, желание получить реванш за предыдущий проигрыш и еще 72 миллиона человеческих жизней.

Способна ли нынешняя Германия сдержать эскалацию напряженности в Европе или снова будет традиционным инициатором новой Третьей (возможно и последней в истории нашей цивилизации) мировой войны?

Столетие назад европейская система коллективной безопасности по сути представляла собой динамическую систему, получившую название «концерт держав». Она базировалась на непрерывном возникновении альянсов среди пятерки великих держав – Англии, Австро-Венгрии, Пруссии, России и Франции. Возможность заключения краткосрочных союзов между любыми ее членами позволяла сохранять стратегическую стабильность в целом. В условиях, когда вчерашний враг мог легко стать завтрашним союзником против союзника нынешнего, удавалось обеспечить пусть и хрупкий, но мир.

После создания Германской империи в Европе возникло мощное жестко централизованное государство, которое не вписывалось ни в систему существующей тогда региональной системы безопасности, ни в систему колониальных владений.

Российский аналитик Геворг Мирзаян обоснованно видит возникновение неизбежности Первой мировой войны в допущении Вильгельмом II нескольких ключевых ошибок: разрушении двух столпов политики Бисмарка (изоляция Франции и рабочие отношения с Россией) и стимулировании конфликта с Британией, фактически заставив ее пойти на соглашения с Россией и Францией.

В Европе возникли определенные «конфликтные оси» между государствами, которые не позволяли им вступать в союз ни при каких обстоятельствах. Во-первых, это франко-немецкое противостояние. Побежденная и униженная Германией Франция жаждала реванша и возврата Эльзаса и Лотарингии. Во-вторых, англо-германский конфликт. С приходом в 1888 году к власти Вильгельма II его политика представляла угрозу уже не только позициям Англии в Европе, но и всей Британской империи в целом. И, в-третьих, это противоречия между Россией и Австро-Венгрией на Балканах.

Вильгельм II считал, что германская внешняя политика должна быть более глобальной и решительной. Отказ от продления «договора о перестраховке» с Россией, по мнению Киссинджера, фактически «выдернул, возможно, самую крепкую нить из ткани бисмарковской системы взаимно переплетающихся союзов».

В сложившейся конфигурации международной системы безопасности были заложены противоречия, которые неизбежно должны были привести к большой войне, и они привели к ней.

К актуальному на нынешний момент вопросу о санкциях.

Одновременно с политическим обострением отношений между государствами возникали и экономические. В частности, к 1879 году Германия потребляла 30 % русского экспорта. Однако Бисмарк взял курс на политику протекционизма, и связям с Россией был нанесен серьезный урон. В частности, был запрещен ввоз скота в Германию, обложено пошлинами российское зерно. Чем не секторальные санкции против аграрной России того времени?

Далее война, которая неожиданно для всех государств стала «Великой войной», Версальский мир и унизительные ограничения, наложенные на Германию.

Как известно, санкции для немецкого общества стали той питательной почвой, на которой возник нацизм, а значит и Вторая мировая война. Оскорбленное самолюбие, жажда реванша привели к объединению всех политических сил, даже в левых кругах. «Мы не позволим унижать Германию!» – таков был главный лозунг нацистской гитлеровской партии.

Потом как по накатанной колее: бурный экономический рост Германии, милитаризация, Европа, а затем и весь мир в огне. Десятки миллионов погибших, сотни миллионов искалеченных судеб. Такова цена политики Германии накануне и в ходе Второй мировой войны.

Сегодня в Германии не принято обсуждать и вспоминать итоги минувших войн, особенно Второй мировой. Немцы тактично уходят от ответов навязчивых туристов. В то же время, несмотря на то, что Германия остается одним из немногих европейских государств, где пока чтят память о произошедшей с человечеством трагедии, в современном немецком обществе снова начинают подогреваться агрессивные имперские настроения.

С 1992 года Германия опять занялась собирательством земель, но уже под ширмой Европейского Союза. Объединение Германии, развал Советского Союза и создание Европейского Союза позволили ей снова занять одно из лидирующих мест в мировой политике и экономике. Благодаря грамотному выстраиванию экономических отношений обеспечила доминирование своей экономики за счет периферийных государств ЕС и экономических «партнеров» на других континентах. Имеет эксклюзивные, в отличие от других стран ЕС, отношения с Российской Федерацией с ее не менее эксклюзивными для Германии ценами на газ и прочими дивидендами. На протяжении последних десятилетий демонстрирует стабильный экономический рост. Несмотря на проигрыш во Второй мировой войне, входит в 15 ведущих государств мира по объему ВВП на душу населения.

Но какова же внешнеполитическая деятельность Германии сегодня?

По отношению к своим европейским коллегам проводится взвешенная в меру дружелюбная внешняя политика, направленная на демонстрацию единства в европейских рядах, но в то же время, гарантирующая доминирование немецкой экономики над экономиками других государств альянса.

В отношении США – демонстративно дружественная, но настороженная по сути, вынуждающая к действиям с постоянной оглядкой на своих заокеанских партнеров. Чего стоит только стремление уйти от долларовой монополии (введение евро) и постоянно возникающие в последнее время проблемы с необходимостью стабилизации еврозоны.

В отношении России – внешняя политика демонстративно так же дружественная, но на практике почти враждебная, противоречащая в том числе экономическим интересам самой Германии. Не приходиться сомневаться, что Берлин отдает себе отчет в своих действиях, инициируя введение санкций в отношении Москвы. Наверняка, в бизнес - кругах просчитывают возможные потери от введения ответных ограничительных мер, понимают, что это может привести к существенным потерям как с одной, так и с другой стороны.

Вот здесь и возникают закономерные вопросы.

Для чего Германия, в лице ее канцлера Ангелы Меркель и многочисленных представителей в организациях Европейского Союза, ввязывается в эту экономическую авантюру? Почему она действует в угоду США, минимально пострадающим в результате российских санкций, и в ущерб интересам собственным? Не приведет ли дальнейшее, фактически открытое, политическое вмешательство Германии в сферу интересов России к противостоянию военному?

Вместе с тем, отношения Германии с Россией продолжают ухудшаться. Похоже, что поиском компромисса пока никто не обременен. Так, в интервью немецкому изданию Sächsische Zeitung 13 августа глава правительства ФРГ А.Меркель отметила, что всегда выступала за конструктивное сотрудничество с Москвой, но ни за что не признает действия России, совершенные по отношению к Украине. «Соблюдение территориальной независимости государств и невозможность изменения границ в одностороннем порядке – это главная европейская договоренность», – заявила А.Меркель. При этом, не упомянув, например, о нарушении Германией обязательств, данных при ее объединении, о нераспространении НАТО на Восток.

По прошествии всего двух десятков лет Германия уже не просто высказывает свою точку зрения, но и требует выполнения Россией каких-то действий, направленных на деэскалацию обстановки в Украине. Более того, инициирует выдвижение экономических санкций и угрожает их дальнейшим ужесточением, что уже сродни шантажу. Видимо история не научила немецких правителей тому, что разговаривать с Россией с позиции силы, прибегая к угрозам и запугиваниям, всегда оказывалось себе дороже.

Автор: Николай Савченко
новости партнёра
Новости от RED TRAM