Zhanna Ona: я не диджей

  • Дата: 16:43 28-08-2015
  • Просмотров: 1189
  • Печать

Что может вдохновить на творчество – писать тексты и стихи на разных языках, делать музыку и создавать перформансы?

В этом выпуске «Историй с языками», о творчестве и языковых коммуникациях Polyglot говорил с артисткой клубной сцены Zhanna Ona, которая много путешествует и выступает на известных фестивалях Европы и Америки.


Эта хрупкая девушка стояла у истоков электронной музыки в Украине. Воодушевленная творчеством британских трип-хоповых коллективов Portishead и Massive Attack, 18-ти летняя киевлянка Жанна Дымченко решила создавать собственную музыку. Правда, время для творческого старта выдалось не самое подходящее. В начале 90-х в Украине не было возможности профессиональной звукозаписи электронной музыки, тем более для начинающих. Заручившись поддержкой близких по духу молодых продюсеров, девушке все же удалось сделать первые шаги навстречу мечте. Это были выступления в киевских клубах, тандемы с петербуржскими и московскими диджеями.  В 2001 году творческий поиск привел Жанну в Испанию. Здесь, в Барселоне, она живет и работает уже 15 лет.

– Поклонникам электронной музыки Zhanna Ona больше известна как «диджей Жанна». А вот ты себя диджеем не считаешь, как так получилось?

– Артист на электронной сцене – это музыкант, делающий выступления как в формате «лайв», так и в виде «диджей-сета». Поэтому я всегда добиваюсь, чтобы было понятно: я – артист, музыкант, вокалист, делающий диджей-сет. Не хочу умалять достоинство профессии диджея, она мне очень нравится, потому что привносит свежую ноту в музыкальную карьеру, но в то же время я не претендую на какой-то «заоблачный» уровень игры, поэтому и заявляю, что я не диджей.

 Как думаешь, обязательно ли быть музыкантом, чтобы заниматься диджеингом?

 – Мне кажется, есть два пути в эту профессию. Человек, который из любителя танцевальной электронной музыки превращается в диджея – это вполне логичная тема, и это подтверждается сегодня на примере многих известных диджеев. Музыкант тоже может попробовать себя в диджеинге. Но зачастую это нужно в качестве эксперимента, чтобы расширить свой творческий диапазон. Уважения заслуживает, как один, так и другой путь.

 Тебя можно назвать фрилансером? Мне кажется твоя деятельность находится в рамках этого понятия – ты действуешь независимо и продвигаешь себя самостоятельно…

– Меня можно назвать первооткрывателем в области аутопродюсирования (самопродюсирования прим. ред.). Я в этом смысле autossuficiente (самодостаточная), как говорят в Испании, или polifacetico (многосторонняя). Я как автор и исполнитель всегда понимаю, чувствую, какой в итоге должна быть моя музыка, до мельчайших нюансов, как она должна звучать, поэтому мне пришлось осваиваться в целом ряде профессий, чтобы контролировать процесс на каждом этапе: от записи в студии и подбора инструментов, постановки номеров, сценографии и стилистики – до выбора места, где состоится мое выступление.

 Кстати, такой многосторонний опыт очень пригодился, когда мы вместе с единомышленниками создали здесь платформу для продюсирования молодых музыкантов. Артисты, которые появились после 2000-х, им было не понятно, в каком направлении двигаться. Исчезла та часть индустрии, которая искала таланты. Может люди и понимали, как записать диск, технологии ведь были уже доступны, но они не знали, что с ним делать дальше, как его вывести на рынок. Мы тогда начали впервые использовать для продвижения артистов социальные сети, такие как Facebook, MySpace.

– Ты постоянно упоминаешь каких-то компаньонов, единомышленников. Что это за люди, с кем ты сотрудничаешь, дружишь?

– Как только я переехала в Испанию, мне предложили сотрудничать со школой звука. Это школа, которая готовит музыкальных продюсеров, техников звука, специалистов студийной записи и концертной деятельности. Благодаря ей я познакомилась со многими прекрасными людьми, в частности, с мировыми продюсерами и артистами. С тех пор мы дружим с Кеном Стрингфеллоу, музыкантом групп «The Posies» и «R.Е.M.», а также с Феликсом Да Хаускэт.

– А как тебя принимает испанская публика, понимает или нет?

– Самое интересное то, что в Испании, я сейчас почти не выступаю. Здесь у меня был период плотных выступлений с первым альбомом. Но сейчас – нет. Я здесь пишу, отсюда продюсирую, а играю я в других европейских странах, в США, в Украине. Дело в том, что здесь популярны другие направления, например, фламенко, его модернизированные варианты, джаз очень популярен и фольклорные течения разные. Развивается инди-поп, очень заметно британское влияние, электронщики есть в Испании, но они, как и я путешествуют. Опыт показал, что здесь другая чувствительность у людей, и моя сцена не здесь.

 – А какие еще впечатлении от Испании, что вдохновляет писать и творить?

– Это, прежде всего, атмосфера. Оказалось, что я совсем не так ее себе представляла. Как человек творческий я многое себе нафантазировала, думала, что еду в рафинированную Европу, а приехала в андеграунд. Но эта атмосфера настолько расположила и раскрепостила! Помогла справиться с постсоветской зашореностью. Я здесь более осмысленно начала задавать себе вопросы, кто я, на что способна. Вот почему это место стало для меня мистическим. Также к первым ярким впечатлениям отнесу приветливых и доброжелательных людей. Архитектура абсолютно покорила, очень интересно жить в городе, где можно прочитать все эпохи вплоть до античного мира, очень хорошо все сохранилось.

 – Ну и Антонио Гауди, конечно…

– Гауди – это яркий пример артиста, который сумел при жизни популяризироваться, нашел для этого ресурсы, нашел выход для своих «бредовых» идей. Он меня больше вдохновляет даже не как артист, а как феномен. Кстати, в Каталонии присутствует своеобразное влияние еврейское. Каталонцы, как и евреи, очень прагматичные, все взвешивают, просчитывают. Поэтому здесь достаточно изобретательных людей, которые находят смелые и оригинальные способы продвижения.

 – Один из самых важных инструментов продвижения себя в поле другой культуры – это знание языка. Как ты учила испанский?

– Я приехала с базовым знанием английского, без особой практики, хотя тогда уже были попытки писать песни на английском языке. Я здесь сразу пошла на годичные курсы испанского. Их прелесть была в том, что я сразу должна была разговаривать, не взирая на мой уровень. Была возможность пользоваться словарем в любой момент, но говорили мы только на испанском. Учиться мне было легко, из-за осознанной необходимости общаться. Через три недели я уже могла изъясняться. Есть люди, которые поступают иначе, экономят, учат самостоятельно, постепенно. Но для меня важна была экспрессия, мне нужно было доносить до людей свою позицию и свои взгляды, при том не важно, в магазине это или в работе. Необходимо было завязывать новые отношения дружеские и профессиональные. Знания языка позволили мне интегрироваться в культуру. Я познакомилась с разными людьми: писателями, художниками, музыкантами. И было интересно, на сколько все в мире взаимосвязано. Вдруг ты узнаешь, что какой-то местный поэт встречался с Высоцким где-то в Париже, и они там что-то вместе написали. Или, например, здесь у нас был общий проект с местными рок-звездами 90-х. Собрались несколько исполнителей и создали альбом, основанный на творчестве Леопольдо Панеро. В одном из стихотворений этот поэт пишет, например, про Цветаеву. Для меня такой синтез культур стал настоящим открытием. Я всегда участвовала во всяких литературных, поэтических мероприятиях. Одно время я жила по соседству с человеком, который дружил с правнуком убийцы Троцкого. У меня здесь – целый «клондайк» интересных историй.

Культурная адаптация очень сказалась на творчестве. Я в первое время продолжала здесь писать на русском и английском, потом постепенно начали появляться стихи на испанском. И когда испанский язык укрепился в моем сознании, он вытеснил английский, мне пришлось подтягивать его на должный уровень, чтобы вернутся к написанию англоязычных песен в дальнейшем.

 – Ты испытывала при этом дискомфорт?

– Нет, для меня это было увлекательное путешествие по субкультурам и лингвистическим пространствам.

 – Ну да… если ты что-то делаешь с желанием, то это будет тебе в удовольствие! Я так понял, ты любишь путешествия? ...

– Да. Кстати, под знаком странствий у нас прошел весь последний год. Мы побывали на Бали, на Гавайях, в Турции, Крыму, Киеве. Мы вдохновлялись, я записывала… разные звуки природы: шум моря, ливня, у меня даже есть записи пасхальных песнопений.

 – Надеюсь, что в скором времени любовь к путешествиям снова приведет тебя в Украину. Спасибо за приятную беседу. Что бы ты хотела пожелать нашим читателям?

– Мне очень нравится проект 2Polyglot.com, он объединяет людей, поскольку, чем больше языков мы знаем, тем мы ближе друг к другу. Желаю вам успехов! Хорошего плавания!

Беседовал Валерий Гриценко.

“Истории с языками” – это цикл интервью с известными людьми. Данный проект принадлежит сайту 2Polyglot (международная площадка для лингволансеров (лингвистов-фрилансеров), которая объединяет переводчиков, копирайтеров, репетиторов, гидов, помогая им зарабатывать, и тех, кто нуждается в их услугах).

Перейти на сайт 2Polyglot →

©  Полиглот


новости партнёра
Новости от RED TRAM