Геноцид 2018: Умри молодым – спаси Пенсионный фонд!

  • Дата: 10:17 27-12-2017
  • Просмотров: 247
  • Печать

Год Петуха ознаменовался двумя базовыми реформами – пенсионной и медицинской. Реформы проголосовали еще в середине года, но «неприятные ощущения» появятся в будущем «собачьем» году. И будут усиливаться с каждым следующим годом. Если коротко, то шансы определенной части населения остаться без пенсии и без медицинской помощи резко возросли. 

Люди по 370 грн. и “платная боль”

На пресс-конференции в прошлую пятницу премьера Владимира Гройсмана, как он сам заявил, “спантеличило питання”, не является ли и.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун чьим-то агентом? И можно ли считать законной медреформу, предложенную должностным лицом, которое не утверждено министром? Это спросила журналист издания "Апостроф". 

Гройсман ответил, что хотя Ульяна Супрун и американка, но у нее есть украинский паспорт. И ее работой Кабмин доволен. Особенно тем, что уже в 2018 году мы приступим к практической реализации закона о медреформе. Пощады не будет. Отсрочки тоже. Медреформа будет внедряться в несколько этапов. 

Этап, который намечен на 2018 год, представляют как “нестрашный”. Нужно будет выбрать семейного врача и подписать с ним так называемый меморандум. Любопытно, что уже определили “стоимость” одного пациента – 370 грн. в год. Это цена на услуги педиатра, терапевта, семейного врача. В 2019-м обещают повысить до 450 грн. в год. 

Но эта “крепостная медицина” не так безобидна, как нам представляют. Государство до того, как приняли медреформу, выделяло деньги не на пациента и медицинские услуги, а на «койко-место». Если больница может принять 100 пациентов, на 100 пациентов и давали средства. С 2018-го давать деньги будут на каждого больного, а с 2020-го на каждую медицинскую услугу. В чем разница? Объясняю. 

Представим себе обычную бытовую ситуацию. Вы поехали на отдых в Скадовск. Или в Коблево. Или даже в Одессу. Заболели, отравились, у ребенка высокая температура. По закону уже со следующего года для того, чтобы бесплатно обратиться к врачу, нужно иметь заключенный с ним меморандум. Без него бесплатной медицины не будет. 

Допустим, ваш “меморандумный врач” остался в Киеве. Или вы ни с кем не подписывали договор. На платную медицину денег нет. Бесплатная не принимает. “Скорая” на температуру не ездит. Это Супрун сказала. И на “болит живот”, подозреваю, тоже. 

Но даже если приедет, это будет не “Скорая ПОМОЩЬ”, а медицинское такси. Из экипажей, как известно, уберут врачей. Фельдшеров переименуют и переобучат в парамедиков. И кто гарантирует, что в результате всего этого “реформирования” ваш ребенок не помрет от банального аппендицита? Не дай Бог, конечно. 

И тут в “кустах” медицинской реформы появляется “белый рояль” – добровольное медицинское страхование. Хочешь лечиться – покупай страховой полис. Вот в чем собака порылась-то! Сначала население поддают шоковой терапии, публикуя заранее непомерные цены на медицинские услуги, а потом как палочку-выручалочку подсовывают рекламный буклет страховых медицинских полисов


Следующим этапом намечен переход к так называемой оплате услуг. Это те самые страшные цены, которые гуляли по Интернету в день принятия медицинской реформы. Померить давление можно будет за 27,9 грн., лечение открытой раны пальца ноги – в 71,9 тыс. грн., а злокачественного новообразования желчного пузыря – 121,4 тыс. грн. Этот ценовой бред стартует совсем скоро – в 2019 году. Так что 2018-й официально назван переходным периодом. 

Переход будет осуществляться “по живому”, без анестезии. Согласно постановлению Кабмина №180, с 1 января 2018 года закупка препаратов для анестезии – фентанила, натрия оксабутирата и промедола – за госсредства больше не предусмотрена. МОЗ исключило их из Нацперечня лекарственных препаратов. 

По словам главы комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольги Богомолец, “пациенты и доктора окажутся перед выбором: смерть на операционном столе от болевого шока или тюрьма”. Надеюсь, мадам Богомолец знает, о чем говорит. Конечно, никто не запрещает больному из собственного кармана оплатить анестезию. Дорого? Да! Но, согласитесь, боль такая штука, на которой не экономят. 

Но даже при самой сильной боли, если денег на лечение просто нет, то их... нет. Надеяться, что “пытка страданиями” заставит граждан раскупорить кубышку, не самая здравая. Особенно в нынешней экономической ситуации. И на каком-то этапе медицинские реформаторы это осознали. 

Поэтому тем, кто не сможет оплатить услуги узкопрофильных врачей, обещают предоставить субсидии на оплату. Часть суммы будет возмещать государство, остальное – за счет больного. Но даже если государство возместит половину стоимости лечения открытой раны пальца ноги, оцененной в 71,9 тыс. грн., не факт, что у гражданина найдется недостающая сумма. 

И тут в “кустах” медицинской реформы появляется “белый рояль” – добровольное медицинское страхование. Хочешь лечиться – покупай страховой полис. Вот в чем собака порылась-то! Сначала население поддают шоковой терапии, публикуя заранее непомерные цены на медицинские услуги, а потом как палочку-выручалочку подсовывают рекламный буклет страховых медицинских полисов. 

Еще раз озвучу версию, которую мы уже “презентовали” в предыдущих статьях. Мне кажется, что Супрун и ее команда – это агенты, но не Кремля или ФСБ, а страхового лобби. Скорее всего не нашего, чаморошного, а мощного транснационального. Ни минуты не сомневаюсь, что заинтересованные компании уже замерли на низком старте. 

Но вот в чем штука. Если у человека нет денег ни на врача, ни на операцию, даже на половину операции с учетом обещанной субсидии, то наскребет ли он деньги на полис? Где выход? А выхода нет. Одна безысходность. 

Согласно опросу, проведенному Киевским международным институтом социологии в сотрудничестве с Фондом "Социальные индикаторы" благодаря поддержке Международного фонда "Возрождение" с мая по июнь 2017 года, только 70% опрошенных украинцев обращались в случае болезни или травмы к врачу, при этом около 30% граждан, которые болели, отложили свой визит к врачу или госпитализацию из-за недостатка денег на лечение. Медреформа просто увеличит процент тех, кто не обратился. Вот и все... 

Умри молодым – спаси Пенсионный фонд!

С будущего года слово “страховой” станет актуальным не только для медицинского обеспечения, но и для пенсионного. Правда, не в контексте страхового полиса, а в смысле страхового стажа. 

Как и в случае с медицинской реформой, народ пока не ощутил всей “прелести” нововведений. Более того, некоторые наивные граждане думают, что пенсионная реформа сводится к одному лишь приятному моменту – так называемому осовремениванию пенсий с 1 октября 2017 года. 


В результате мы получаем повышение страхового стажа для выхода на пенсию, который наивно путаем с трудовым стажем, и радуемся, что власти не хватило политической воли открыто повысить пенсионный возраст. На самом деле проект “Раб должен умереть на работе” постепенно превращается в реальную украинскую перспективу


Напомню, что это позволило повысить пенсии пожилым людям, начисленные в то время, когда хорошей считалась зарплата в несколько сотен гривен. По сути, можно говорить об инфляционной коррекции пенсионных выплат. Также с 1 октября 2017 года работающим пенсионерам восстановили выплату пенсий в полном размере. 

Но уже в 2018 году поводов для радости станет намного меньше. Стартует так называемое изменение условий выхода на заслуженный отдых. Понятие “трудовой стаж” заменяется на “страховой”. Теперь не важно, сколько вам лет и как тяжело вы работали. Имеет значение только одно: платились ли за вас взносы в Пенсионный фонд. Это и есть страховой стаж. 

С начала 2018 года право на пенсию по возрасту в 60 лет будет у тех граждан, которые имеют 25 лет страхового стажа, в 63 года – при страховом стаже 15 лет. Лицам без страхового стажа в 15 лет назначат государственную социальную помощь в 65 лет.

Проблема заключается в том, что в 90-е годы Украина пережила революционные трансформации. Многие люди потеряли работу. Десятки тысяч предприятий бесследно исчезли. Восстановить страховой стаж для многих завтрашних пенсионеров будет неразрешимой проблемой. Такой же, как получение медицинской помощи... 

Мы уже писали, что из “посягательства” на пенсии сразу выпадают заробитчане. Им лучше остаться за границей и дальше ухаживать за европейскими стариками, потому что липовые трудовые книжки в Украине уже не прокатят. 

Так же мало шансов на пенсию имеют селяне и мелкий бизнес. В когорту тех, кому будет сложно доказать страховой стаж, попадут также:

а) переселенцы из АТО;

б) работники ликвидированных предприятий, чья документация затерялась (а таких в 90-е годы были тысячи);

в) слабые, непробивные, уставшие пожилые люди, у которых не хватит сил преодолеть “полосу препятствий”, чтобы добыть все необходимые справки за 25 лет. 

В результате мы получаем повышение страхового стажа для выхода на пенсию, который наивно путаем с трудовым стажем, и радуемся, что власти не хватило политической воли открыто повысить пенсионный возраст. На самом деле проект “Раб должен умереть на работе” постепенно превращается в реальную украинскую перспективу.

Однако сформулированная таким хитрым образом реформа, по мнению правительства, позволяет ему убить двух зайцев: не поднимать прямо пенсионный возраст и выполнить требование МВФ, шокирующее своей прямотой, – “сократить число пенсионеров”, чтобы сэкономить деньги Пенсионного фонда.

Рекомендации на сей счет были изложены в авторской колонке главы миссии МВФ Рон ван Родена на “Экономической правде”. Их смысл сводится к фразе: “Украина должна найти способ уменьшить приток новых пенсионеров в пенсионную систему и нарастить поступления в Пенсионный фонд”. Как говорит известный эксперт Юрий Гаврилечко: «Суть всей пенсионной реформы, предложенной правительством, можно выразить одной фразой: "Умри молодым – спаси Пенсионный фонд!». 

Егор Смирнов

новости партнёра
Новости от RED TRAM