5 сомнений в официальной версии убийства Ирины Ноздоровской

  • Дата: 17:00 21-01-2018
  • Просмотров: 271
  • Печать

Как уже сообщала "Страна", по подозрению в жестокой расправе над правозащитницей Ириной Ноздровской был задержан 64-летний житель села Демидово Юрий Россошанский. Во время судебного заседания, которое состоялось 9 января 2018 года, он признал свою вину.

Но уже вчера адвокат пострадавшей стороны Александр Панченко заявил следующее: "По мнению защитников подозреваемого, есть основания считать, что Юрий Россошанский себя оговорил".

Панченко сказал, что сделал эти выводы на основании поданной защитой Юрия Россошанского апелляционной жалобы, которую суд должен будет рассмотреть уже сегодня (по итогу подозреваемого оставили под стражей).

 

Другой адвокат потерпевшей стороны, Анатолий Худяков, в разговоре со "Страной" уточнил, о чем идет речь в апелляционной жалобе: "Основанием предполагать, что Юрий Россошанский не признает себя виновным в убийстве юристки, является поданная его адвокатами апелляция об изменении меры пресечения с ареста на домашний арест. В этом документе защитники подозреваемого утверждают, что накануне задержания 8 января он не спал двое или трое суток. Соответственно, находился в нестабильном психическом состоянии и мог себя оговорить".

В то же время супруга арестованного, Ольга Россошанская, в телефонной беседе с нашим корреспондентом сказала: "Я не знаю, что именно могло подтолкнуть мужа заявить о своей невиновности. Но уверена, что Юрий не убивал Ирину Ноздровскую. Кстати, апелляционную жалобу мы подали в надежде на то, что суд разрешит моему супругу находиться под домашним арестом. Все-таки, он человек в возрасте".

Адвокаты потерпевшей стороны таким поворотом событий не удивлены. Они уже не раз заявляли, что сомневаются в компетенции следствия.

 

"Полиция до сих пор не предоставила нам всех материалов дела для ознакомления, – уточняет защитник Анатолий Худяков. – Но у нас уже накопилось много неудобных для следователей вопросов".

"Страна", выяснила, почему адвокаты не доверяют следствию. А также попросила прокомментировать их слова судмедэксперта Владимира Юрченко и эксперта-криминолога Анну Маляр.

Вопрос №1. Можно ли доверять экспертизе ДНК?

 

По словам заместителя главы Нацполиции Вячеслава Аброськина, одним из доказательств виновности Юрия Россошанского является экспертиза ДНК. На теле убитой Ирины Ноздровской специалисты обнаружили частицы биоматериалов подозреваемого. 

"Конкретно речь идет о буккальном эпителии (проще говоря, слизистой оболочке полости рта), – отмечает Анатолий Худяков. – Но тело Ирины Ноздровской провело в воде почти трое суток (напомним, что юристка пропала 29 декабря, а нашли ее 1 января. – Прим. Ред.). Возможно ли после этого провести экспертизу ДНК?".

"Сложно делать выводы, если не видел материалов экспертизы, – говорит судмедэксперт Владимир Юрченко. – Но, честно говоря, у меня возникают вопросы к специалистам, которые проводили исследование. Во-первых, не ясно, как слюна подозреваемого попала на труп и на какой части тела ее обнаружили. Если в момент убийства жертва была одета, значит остается только лицо и руки. Во-вторых, для проведения экспертизы необходимо определенное количество материала, а имелся ли достаточный объем у специалистов – не известно. Дело в том, что клетки из полости рта очень уязвимы, разрушаются под воздействием ультрафиолета и смываются водой. А в данном случае после убийства тело погибшей, бросили в воду. Потом его извлекли из воды, накрыли каким-то предметом (например, мешковиной) и повезли в морг. А там, перед вскрытием, снова обмыли. Осталось ли на теле жертвы достаточное количество субстанции для исследования? Судите сами. Лично мне кажется, что такое невозможно. Но делать окончательные выводы я, конечно, не могу не изучив экспертизу".

Вопрос №2. Почему никто не слышал криков жертвы и не видел, как несут ее тело?

Согласно версии следствия, убийство Ирины Ноздровской произошло вечером 29 декабря приблизительно с 17:20  до 18:20 в селе Демидов Вышгородского района. Якобы Юрий Россошанский случайно встретил ее на остановке маршрутного такси. Между ними возник конфликт, в ходе которого подозреваемый и нанес юристке смертельные ножевые ранения. Но рядом с остановкой расположены жилые дома. А совсем неподалеку находится сельмаг. Неужели никто не слышал криков жертвы и не видел как затем несли ее тело?

"Это какая-то фантастическая история, – говорит эксперт-криминолог Анна Маляр. – В жизни так не бывает. Зачем убийце (тем более человеку, который ранее подобных вещей не совершал) выбирать в качестве места преступления такое людное место? Да еще и в час пик? Как раз в это время на остановку приезжают маршрутки из столицы – местные жители возвращаются с работы. Кроме того, многие люди заходят в сельмаг".

– Перед убийством Юрий Россошанский выпил со своим сватом и находился в состоянии алкогольного опьянения. Возможно ли, что он совершил убийство в состоянии аффекта?

– Отрицать нельзя ничего. Но тогда почему никто не слышал криков жертвы? По словам сотрудников магазина, во время убийства они как раз принимали товар. Почему они утверждают, что вокруг было тихо?

Кроме того, на остановке маршруток не была обнаружена кровь жертвы. "Между тем, по данным следствия, Ирина Ноздровская погибла от кровопотери. На мой взгляд, тут явно что-то не сходится", – говорит Анна Маляр.

Вопрос №3. Мог ли подозреваемый отнести тело убитой к речке Козка?

Труп Ирины Ноздровской обнаружили в речке Козка, которая находится приблизительно в полутора километрах от остановки. По данным следствия, сразу после расправы Юрий Россошанский закинул жертву на правое плечо, отнес к реке и бросил в воду. Под силу ли 64-летнему пенсионеру было донести тело? 

Особенно учитывая тот факт, что в последнее время он жаловался на проблемы со здоровьем и, по словам супруги, "задыхался, еле волочил ноги и ходил с палочкой".

"Теоретически, отнести тело к реке подозреваемый мог, – считает, Анна Маляр. – Но надо учитывать, впервые совершивший убийство человек, как правило, находится в состоянии глубокого психологического шока и действует рефлекторно. Соответственно, не станет нести труп на плече, словно мешок с мукой, а постарается поскорее спрятать где-то поблизости. Но чтобы нести на плече на виду у всего села… За двадцать лет профессиональной практики я с подобными примерами ни разу не сталкивалась. Кроме того, если человек правша (а, по данным следствия, подозреваемый наносил жертве удары ножом именно правой рукой), он должен рефлекторно закидывать тяжелый груз на левое плечо. Ведь правая рука направляет движение и правой проще придерживать тяжелый предмет. Отмечу также, что в день гибели Ирина Ноздровская имела при себе сумку. Но на остановке ее не обнаружили. Хотя обеспокоенные исчезновением юристки родственники отправились туда спустя два часа после ее последнего звонка домой и все там осмотрели. Выходит, что подозреваемый нес не только свою жертву, но и ее сумку. Выполнимая ли это задача? Лично я в этом не уверена".

 

Вопрос №4. Куда пропали вещи жертвы?

Как известно, по версии следствия, перед тем как бросить тело юристки в воду, подозреваемый снял с нее одежду. Но, как выяснилось позже, он не помнит, как была одета женщина.

"Во время следственного эксперимента Юрий Россошанский заявил, что юристка была в пальто, – говорит Анна Маляр. – А на самом деле она была в дубленке. Он также не смог ответить на вопрос, куда делась обувь убитой. А вот места своих остановок в поле (по дороге к речке) почему-то запомнил. Более того, по словам подозреваемого, снятые с Ирины Ноздровской вещи он принес домой и сжег в печке. Но, в таком случае, куда исчезла металлическая змейка с дубленки? Ответа на этот вопрос, насколько я понимаю, у следствия нет. Непонятно также, почему, стараясь уйти от наказания, Юрий Россошанский не сжег свои вещи. Возможно, он вообще не совершал это преступление? Либо был с подельниками?"

Вопрос №5. А кто подельники?

Как уже сообщала "Страна", мотив для убийства Ирины Ноздровской у Юрия Россошанского, теоретически, был. Два года тому назад его сын Дмитрий находясь за рулем своего Lanos, сбил насмерть сестру Ирины – Светлану. С тех пор семьи находились в жесткой конфронтации.

Ситуация усугублялась еще и тем, что Ирина Ноздровская представляла в суде интересы потерпевшей стороны и добивалась тюремного срока для Дмитрия Россошанского, приговоренного Обуховским судом к семи годам лишения свободы.

В то же время, вскоре после убийства Ирины Ноздровской, ее адвокат Анатолий Худяков заявил: "Я сомневаюсь, что 64-летний пенсионер убивал Ирину самостоятельно. Удары ножом были нанесены с такой силой, что у погибшей сломаны шейные позвонки. Пожилому человеку это не под силу…"

новости партнёра
Новости от RED TRAM