Преступление без наказания: Как в Украине привлекают к уголовной ответственности за нарушение правил карантина

  • Дата: 11:40 19-05-2020
  • Просмотров: 87
  • Печать

Уголовная ответственность за нарушение санэпидемнорм, что может поспособствовать распространению инфекции или массовым отравлениям, существует в украинском законодательстве уже около 20 лет.

В этом году "благодаря" коронавирусу оно пополнилось похожей административной статьей, нацеленной в основном на социальную ответственность каждого гражданина. Однако, по словам юристов, между уголовной и административной ответственностью теперь походит очень тонкая грань, которую правоохранители не всегда чувствуют и ошибочно квалифицируют дело.

Тем не менее к моменту послабления режима карантина можно подвести некоторые итоги: почти за три месяца оформлено уже более 10 тысяч административных протоколов (большинство из которых благополучно оспаривается в суде) и возбуждено около 70 уголовных производств (которые находятся на этапе следствия или закрыты).

До судебных приговоров дело пока не дошло, но полиция уже сформировала из разношерстной публики круг подозреваемых: чиновники исполкомов, священнослужители, руководство больниц и разных социальных государственных и частных учреждений.

Привлечь кого-то к ответственности по уголовным производствам, по мнению юристов, в конечном итоге будет очень проблематично, зато это уже принесло положительный психологический эффект для усмирения возрастающего общественного недовольства и "антикарантинных" настроений.

"Коронавирусный" карантин нагрянул в нашу страну сумбурно, резко и неожиданно, хотя тема настигающей пандемии заполонила экраны телевизоров еще в самом начале года. Землетрясение в Японии, вспышка Эболы в Африке, лесные пожары в Австралии — такие новости из дальнего зарубежья воспринимаются украинцами как что-то отдаленное, из другой жизни, но с сочувствием и любопытством.

Казалось, репортажи из Китая в постапокалипсическом стиле, где дороги дезинфицируют работники в защитных белых костюмах, а за общественным порядком следят специальные роботы и дроны, тоже останутся по ту сторону телевизора.

Однако новый вид "короны" пересек китайскую границу и начал атаку по всему миру еще до того, как об этом всерьез задумались на официальном уровне (хотя именно дипломаты стали первыми жертвами вируса, поскольку их работа связана с частыми перелетами).

11 марта масштаб эпидемии заставил ВОЗ заявить о новой пандемии, а правительство Украины — подготовить решение о внедрении со следующего дня общенационального карантина.

Закон, который ввел в Административный кодекс новую статью (за "нарушение правил карантина людей") и усилил уголовную ответственность ("за нарушение санитарных правил и норм по предупреждению инфекционных болезней и массовых отравлений"), вступил в силу только через неделю, 18 марта, однако стражи правопорядка без промедления взяли ситуацию под контроль.

В первый же день в их поле зрения попало "преступное" решение Харьковской горадминистрации закрыть все увеселительные заведения (кинотеатры, театры, цирк и развлекательные центры), а работу школ и садиков оставить в штатном режиме.

Позже чиновники объяснили, что из-за бюрократической волокиты просто не успели ознакомиться с опорным постановлением Кабмина, но с 13 марта все привели в норму, закрыв дошкольные и школьные учреждения.

Правозащитный лабиринт

С нарушением привычного для всех уклада будничной жизни (от которого многие за время карантина уже успели даже отвыкнуть) постепенно начала расти волна административных и уголовных дел, которая серьезных опасений в наших реалиях не вызывает.

Большинство админпротоколов в судах закрывают или отправляют на доработку, поскольку полицейские вменяют ответственность не тем субъектам хозяйствования, которые с юридической точки зрения должны понести наказание (например, продавец вместо директора магазина), не могут собрать нужные доказательства или вовсе не указывают на конкретные нарушенные нормы.

Что касается уголовных производств, то с ними вообще стараются не связываться: следователям очень тяжело собрать неоспоримые доказательства для разоблачения всей причинно-следственной связи преступления, от злонамеренного умысла одного лица до точных обстоятельств заражения вирусом другого, а также почти невозможно установить исчерпывающий список всех контактных лиц из-за бессимптомного течения болезни и разной длительности инкубационного периода, поэтому такие дела безнадежно "зависают" до истечения срока давности.

Так, с 2013 по 2019 год по данной 325-й статье Уголовного кодекса суды вынесли только 5 приговоров, причем в основном они касались массовых пищевых отравлений. Несмотря на то, что в нынешних уголовных производствах появляется "дополнительный фигурант" коронавирусной инфекции, отследить и зафиксировать траекторию движения которого не смогут никакие спецмероприятия, сотрудники Нацполиции "по уставу" все же должны принимать такие заявления и проводить соответствующие действия.

По итогам апреля на этапе досудебного следствия находилось 65 таких производств, при этом 20 из них в процессуальном порядке уже были закрыты  ввиду отсутствия состава преступления.

Стоит отметить, что, по словам юристов, полицейским в некоторых случаях сложно правильно квалифицировать дело и определить, к какому виду законодательства его лучше отнести — административному или уголовному: ст. 325 УКУ уже почти 20 лет устанавливает меру ответственности для так называемых специальных субъектов хозяйствования (в их профессиональные и служебные обязанности относится контроль за соблюдением санэпидемнорм); вместе с тем для тех же "уполномоченных лиц" имеет свои предписания и нововведенная в КУпАП ст. 44-3.

Другими словами, чиновник горисполкома, бунтующий против директив центральной власти, или директор дома-интернета, решивший не особо раскошеливаться на средства защиты для подопечных и персонала, в зависимости от субъективного решения полицейских и под давлением обстоятельств может отделаться административным взысканием или же получить судимость.

Кроме того, вступивший в силу 18 марта Закон № 530-IX принес изменения, которые озадачивают и самих адвокатов. Дело в том, что в этом документе правительство не только установило далеко не маленький размер штрафа по новой "админке" (от 17 до 34 тыс. грн для "простых" граждан и от 34 до 170 тыс. для "уполномоченных лиц"), но и усилило параллельно аналогичные санкции, определенные уголовной статьей (ранее штраф не превышал 170 грн, а в нынешней редакции составляет от 17 до 51 тыс. грн).

Однако в "заключительных положениях" говорится, что такие довольно логичные и справедливые поправки в ст. 345 УКУ должны действовать на протяжении трех месяцев, то есть до 18 июня. В такие фантастические сроки невозможно успеть возбудить следствие, провести все оперативные мероприятия и довести дело до судебного процесса, который бы вдобавок завершился вынесением приговора.

По мнению юристов, установленный таким образом "срок годности" заставит полезные изменения так и остаться без практического применения: по его истечению суд будет выносить решения в соответствии со старой редакцией, с учетом "обратной силы закона".

Деньги и свобода

Спрогнозировать масштаб потенциальных и реальных последствий из-за "нарушения санитарных правил и норм по предотвращению инфекционных болезней и массовых отравлений" заранее очень тяжело, поэтому уголовная статья устанавливает очень широкий диапазон наказаний: начиная от штрафа в 17 тыс. грн (если действия повлекли или заведомо могли повлечь распространение заболеваний) и заканчивая тюремным сроком на 8 лет (если это повлекло гибель людей или другие тяжелые последствия).

Легкой формой "уголовщины" больше всего грешили чиновники в местных органах власти. В Харькове произошла "неувязочка" на бюрократическом уровне, из-за чего в первый день карантина все еще работали школы и садики. В Запорожье ослушались правительственное постановление от 2 апреля, которым Кабмин ужесточал ограничительные меры и разрешал осуществлять общественные перевозки только трамваями и троллейбусами.

Но, поскольку далеко не вся территория города покрыта линиями электротранспорта, автобусы и маршрутки продолжали курсировать в прежнем режиме. Несмотря на то, что для проезда нужно было иметь спецбилет и соблюдать все нормы по индивидуальной защите, через несколько дней Нацполиция все равно открыла уголовное производство.

30 апреля о послаблении карантина одновременно заявили в мэрии Черкасс и Мукачево. Легкий росчерк пера в решении горисполкома давал добро на открытие вещевых рынков, магазинов, салонов красоты и парикмахерских, посещение парков и скверов…

Однако, памятуя о размере административных штрафов, предприниматели решили не торопиться с открытием и не вступать в непонятную политическую игру. При этом на такую "местную самодеятельность" быстро нашли управу: полиция сразу открыла уголовные производства по ч. 1 ст. 325 УКУ, а для отмены решений горсоветов, которые идут вразрез с намеченным в столице планом, Черкасская и Закарпатская облгосадминистрации обратились с иском в суд.

Но как бы чиновники ни привлекали к себе внимание в медиапространстве, самой обсуждаемой темой стало соблюдение карантинных мер среди верующих. Церковь приковала взгляды украинцев: одни массово искали там защиту от непонятного китайского вируса, уверовав в чудодейственность молитвы и святого причащения; другие возмущались такой беспечностью и антинаучным подходом в борьбе с эпидемией; третьи просто привыкли к традиционному пасхальному обряду в церкви и интересовались новым форматом праздника.

За массовое скопление возле церкви, несоблюдение дистанции и отсутствие масок полицейские чаще всего ограничивались административными протоколами.

Впрочем, не только чиновники становятся фигурантами уголовных производств: больше всего ответственности за нарушение санитарных норм лежит на медиках. В первые дни карантина оскандалилась частная клиника Eurolab, сотрудники которой, по мнению следствия, скрыли от Центра общественного здравоохранения Минздрава информацию по меньшей мере о четырех положительных результатах тестирования на коронавирус.

В апреле Нацполиция Херсонской области открыла уголовное производство в отношении врачей Олешковской центральной районной больницы: тело умершей пациентки выдали родственникам до получения окончательных результатов тестирования на Covid-19, и в результате труп захоронили без соблюдения требований по погребению.

А в конце прошлого месяца столичные полицейские поймали на горячем организованную группу лиц, которые решили сэкономить на утилизации опасных медицинских отходов и просто выбрасывали их на свалке. По мнению следствия, на полигоне ТБО среди прочего могли оказаться шприцы, маски и халаты из опорных больниц Киева, которые принимают больных Covid-19.

Как бы там ни было, в условиях карантина в поле повышенного внимания правоохранителей попадает руководство абсолютно всех социально значимых структур: там, где есть хотя бы потенциальная угроза распространения заболевания, в соблюдении санэпидемнорм нельзя давать слабину.

Ярким примером может стать обращение Омбудсмена в Офис генпрокурора по поводу того, что администрация Киевского СИЗО не выдает перчатки и маски подсудимым, покидающим тюремные застенки для проведения следственных действий или судебного заседания, а по возвращении не обеспечивает возможность изоляции.

По словам Людмилы Денисовой, в общей сложности там содержатся около 2,4 тыс. заключенных и работают 420 сотрудников, так что такая халатность в соблюдении карантинных мер может привести к ужасающим последствиям. На основании всего этого в отношении руководства пенитенциарного заведения 29 апреля прокуратура возбудила уголовное производство.

В точности такая же участь постигла дирекцию Перечинской школы-интерната для сирот и лишенных родительской опеки детей в Ужгородской области. Там из-за нарушений карантинных норм коронавирусом заболели более 10 воспитанников в возрасте от 12 до 15 лет. А директору частного дома престарелых в селе Зазимье на Киевщине среди "карантинных уголовников" повезло меньше всех.

По информации следствия, передвижение подопечных не ограничивалось территорией пансионата, в который регулярно приезжали с визитами родственники и знакомые. Никого масками и перчатками не обеспечивали, и в конце концов "в гости" заглянул и коронавирус, которым заболело больше десяти проживающих там пенсионеров.

Слабый иммунитет троих из них не смог справиться с инфекцией, и теперь за гибель людей директору грозит наивысшая мера наказания по данной статье - лишение свободы сроком от 5 до 8 лет.

Ксения Цивирко

новости партнёра
Новости от RED TRAM