Банковские шалости-1. Порочащие связи

  • Дата: 16:00 08-07-2020
  • Просмотров: 123
  • Печать

Заявление об отставке главы НБУ Якова Смолия появилось в очень интересный момент: банки во исполнение нового закона об отмывании денег начали «кошмарить» солидных людей – так называемых PEP. Причем даже тех, кто уже много лет не при власти. И объясняли это указаниями НБУ. В истеблишменте поднимается волна недовольства. Поэтому если уже и бежать с корабля, то момент самый подходящий...

Расскажу реальную историю из жизни простого человека, которая красочно передает происходящее сейчас в банковской системе. Позвонила коллега, которая работает в сфере журналистики и рекламы. В ужасе сообщила, что банк заблокировал оба ее счета – текущий, с которого она платит за квартиру, продукты и по разным насущным нуждам. И второй, редко используемый, где она накапливала деньги на учебу дочери.

У дочки вот-вот поступление в вуз. Бесплатное образование кануло в Лету или осталось для вундеркиндов. Ее дочка до вундеркинда не дотягивала. Рассчитывали на контракт. Это означает, что сразу нужно выложить крупную сумму. Она накоплена. Но банк деньги не выпускает.

Стали разбираться с ее историей. Оказалось, что несколько лет назад она с коллегами зарегистрировала PR-агентство. Один из учредителей – тоже журналист – на волне евромайдана прошел в парламент. Агентство давно не работает и пребывает то ли в стадии вялотекущей ликвидации, то ли уже ликвидировано. Но мою знакомую это не спасает – теперь она по жизни считается связанным лицом PEP (англ. politically exposed person) и должна отчитываться обо всех доходах и расходах.

Этот «подарок» ей преподнесли наши доблестные законодатели, решив побежать впереди всех в борьбе с отмыванием денег. 28 апреля вступил в силу новый закон о финмониторинге. Его официальное название – закон Украины «О предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения».

Новые правила финансового мониторинга усложнили жизнь бывшим госслужащим, их родственникам и бизнес-партнерам. И страшно обрадовали банки: они могут отправить уважаемых людей за справками, а тем временем заблокировать их счета и пользоваться денежками в собственное удовольствие

Одна из новелл закона касается категории PEP – это политики, депутаты Верховной Рады, руководители НБУ, главы и судьи Верховного и Конституционного судов, руководство правоохранительных органов, все чиновники верхнего уровня и так называемые связанные с ними лица.

Раньше Третья директива ЕС обязывала финансовые учреждения осуществлять усиленные мероприятия по контролю «относительно операций и деловых отношений с политическими деятелями, проживающими в другом государстве-члене или третьей стране», пока они выполняют важные публичные функции на протяжении одного года после отставки. Потом этот срок увеличили до трех лет.

Теперь же в новом законе отсутствует указание о трехлетнем сроке, по истечении которого человек не считается публичным деятелем. И вообще о каком-либо периоде времени. То есть тот, кто стал РЕР, будет считаться таковым всегда. Во всяком случае так истолковывают документ некоторые банки. А Нацбанк им не возражает с писем и разъяснениями не шлет. Дерзайте, милые. Потрошите всю эту братию по полной программе!

Мы с моей знакомой в силу журналистской привычки провели свое собственное расследование, пытаясь понять, откуда взялся «пожизненный срок». Оказалось, что украинский закон принят в рамках имплементации Пятой директивы ЕС (5AMLD). Эта директива и рекомендации FATF (международной организации по борьбе с отмыванием денег) предусматривают принцип «once a PEP – could always remain a PEP». То есть лицо, которое приобрело статус PEP, признается таковым неограниченное время.

Новые правила финансового мониторинга усложнили жизнь бывшим госслужащим, их родственникам и бизнес-партнерам. И страшно обрадовали банки: они могут отправить уважаемых людей за справками, а тем временем заблокировать их счета и пользоваться денежками в собственное удовольствие.

Причем для облегчения себе жизни банковское начальство перебросило самую неприятную миссию – информировать клиентов о необходимости дополнительной аутентификации и верификации – мелким клеркам. Которые на любое аргументированное возражение отвечают коротко: мы ничего не решаем, нам приказали, не дадите документов, заблокируем счет. Это указание Нацбанка.

По сути, банки не собираются слушать истории многих случайных людей, таких как моя коллега, а сразу присваивают им статус и требуют подтверждающие документы задним числом. Разговоры о том, что “эту фирму мы открыли 10 лет назад, когда никто не собирался в депутаты, деньги были заработаны мной лично и никакого отношения к этой юридической структуре не имеют” и т.п. – вообще мимо кассы.

На сегодня от моей подруги требуют объяснение, где они взяла 10 тыс. евро, находящихся на счету в банке. А это все справки с места работы за период с момента открытия счета (а это три года назад), налоговые отчеты ФОП и еще какая-то хрень. Объяснение “накопила на оплату образования дочери” не прокатывает.

Для тех, кому не посчастливилось стать PEPом из Нацбанка, придумали совсем другие процедуры пожизненного контроля, которые та же Рожкова одобряет. Утверждая, что «на Западе внимание к деловым отношениям с публичными лицами не менее усиленное. Они спустя годы точно так же должны предоставлять подтверждения, выписки со счетов и прочие документы»

Довод, что она формально числилась бенефициаром в общем с PEP предприятии, но это предприятие много лет не проводило никаких операций, в том числе и в пользу PEP, мелкого клерка из банка тоже не устраивает. Дайте все документы о ваших доходах за три или четыре последних года, тогда поговорим.

Дорогие читатели, у вас при себе все подобные справки? Вы запасались подтверждением каждой полученной сотни гривен? В конце концов вы в курсе, где найти бухгалтеров с ваших предыдущих мест работы? Если нет, то молитесь, чтобы не стать связанным лицом PEP. Потому что это конкретный геморрой. И Нацбанк на него не реагировал.

Зампред НБУ Екатерина Рожкова хвастается: «Я по занимаемой должности тоже отношусь к «пепам» и обслуживаюсь в «Ощадбанке» в рамках зарплатного проекта. Банк ни разу не останавливал мои операции по карте». Конечно, было бы странно, если бы обслуживающий банк ее тронул.

И дело вовсе не в том, что г-жа Рожкова, по ее словам, совершает “много платежей, оплачиваю учебу, коммуналку и многое другое, но это все обычные операции. Если бы ко мне на счет неожиданно зашло $1 млн., то сразу возник бы вопрос – откуда эти деньги”, а в ее должности.

Для тех, кому не посчастливилось стать PEPом из Нацбанка, придумали совсем другие процедуры пожизненного контроля, которые та же Рожкова одобряет. Утверждая, что «на Западе внимание к деловым отношениям с публичными лицами не менее усиленное. Они спустя годы точно так же должны предоставлять подтверждения, выписки со счетов и прочие документы».

А теперь представим, сколько деловых партнеров, помощников родственников и формально связанных лиц может накопиться у активного бизнесмена всего за десять лет деловой практики. Понимаете, какое количество солидных и просто состоятельных людей по всей стране задела проблема с заморозкой счетов и прочим банковским самоуправством под соусом борьбы с коррупцией?

При этом все сделано очень хитро, чтобы тех, кто носит деньги наверх, нововведение не коснулось. В то время, когда банки цепляют по формальным признакам “связанных лиц” порой совершенно случайных коллег, партнеров, секретарш и проч., целый пласт среднего чиновничьего звена на самых коррупционно опасных “доходных местах” вообще не подпадает под понятие PEP и не обязан ничего пояснять ни банкам, ни общественности.

Какой-то помощник прокурора с трехэтажной хатынкой, записанной на дядю, или начальник управления таможни, каждый год меняющий авто по доверенности – к ним вопросов нет. А к таким, как моя подруга, накопившим смешную сумму на обучение ребенка, есть и очень много. И риск остаться без денег тоже высок.

Продолжение будет.

Галина Акимова

новости партнёра
Новости от RED TRAM