ПФР направляет на одну-две недели «для оказания консультаций» своих сотрудников в разные страны. А как же с российской глубинкой?

  • Дата: 15:38 13-08-2020
  • Просмотров: 77
  • Печать

Пенсионный фонд и Россотрудничество подписали соглашение о сотрудничестве в оказании помощи соотечественникам за рубежом. Теперь, чтобы получить консультацию сотрудников ПФР, российским пенсионерам, проживающим за пределами родной страны, достаточно будет обратиться в местный Российский центр науки и культуры с запросом организовать видеоконференцсвязь.

В принципе, это позитивный шаг, который позволит российским пенсионерам, выбравшим для постоянного проживания другие страны, существенно сэкономить на перелетах в Россию для посещения ПФР. Ведь зачастую вопрос оказывается настолько мелким, что шкурка выделки не стоит. И можно было бы только добавить — давно пора. И спросить, а чего же раньше на удаленные консультации не переходили? Ведь технологии давно позволяют.

И можно было бы подумать, что такому новшеству поспособствовала смена начальника в федеральном пенсионном фонде в январе нынешнего года. Мол, новый глава ПФР Максим Топилин вполне резонно решил, что нечего теперь сотрудникам тратить, как оказалось, весьма скудные ресурсы Фонда на командировки, больше походящие на туры с целью отдыха или оздоровительных процедур.

Однако, как выясняется, эта мера носит временный характер. Соглашение с Россотрудничеством — бессрочное. Но и практика «консультационных туров» специалистов ПФР за рубеж, как оказалось, продолжится.

«В настоящее время для оказания консультаций специалисты ПФР ежегодно выезжают на одну-две недели в Израиль и Латвию. В каждую из таких поездок тысячи людей приходят на прием. Но даже после внедрения видеоконсультаций эта практика сохранится», — отметил председатель правления ПФР Максим Топилин после подписания соглашения с Росссотрудничеством.

Похоже, не радение о сохранении скудных средств пенсионного Фонда, а жесткие условия пандемии вынудили ПФР временно отказаться от регулярных визитов в солнечный Израиль и уютную Латвию. Ведь тот же Израиль буквально захлопнулся на карантин из-за COVID-19.

Да и весь мир по максимуму перевел рабочие и учебные процессы в режим онлайн. В этом нашлись и плюсы, и минусы. Некоторые горячие головы даже стремятся большую часть медицины и всю сферу образования перевести на удаленку. Чего уж говорить о консультациях по пенсионному законодательству?

В заботе о российских пенсионерах, выбравших другие страны на жительство, нет ничего плохого. Но при этом неплохо бы и вспомнить о пенсионерах в российской глубинке, особенно в тех ее частях, куда широкополосный интернет так и не добрался, а на консультацию в отделение ПФР, как говорится, три дня на оленях надо добираться.

Да что там глубинка, если даже в Москве по спорному пенсионному вопросу сотрудники ПФР не спешат помочь найти решение. Меня, к примеру, просто отфутболили, когда я обратился по вопросу определения стажа и ухода на досрочную пенсию.

По первой профессии я авиадиспетчер, но за минусом обучения, лечения, профобследований и переподготовки не хватило полгода фактического управления воздушным движением. У женщин при таких условиях право на досрочную пенсию остается, но с учетом этой «нехватки» сроки сдвигаются. Мне же сказали, что о мужчинах, оказавшихся в такой ситуации, «законодательство просто умалчивает» и сунули бумажку, на которой от руки был написан телефон: «Там вам помогут». Но «там» (судя по всему, какая-то частная юридическая контора) запросили для начала 30 тысяч рублей — без гарантий на успех предприятия. А в региональном отделении ПФР даже слушать не стали: «Надо было работать авиадиспетчером еще полгода» и бросили трубку.

Потому-то интернет и переполнен предложениями услуг частных юристов по пенсионным вопросам. Кстати, не только отечественный сегмент интернета. За рубежом масса частных юристов вызываются консультировать и оказывать практическую помощь российским пенсионерам. Они сообщают об этом в интернете, в рекламных объявлениях в СМИ.

Российское пенсионное законодательство туманно и запутано, и непонятные — зачастую даже чиновникам — узелки формулировок еще сильнее затягиваются при внесении новых поправок. Поэтому грамотные, толковые консультации конечно же нужны всем пенсионерам и предпенсионерам — и проживающим за рубежом, и оставшимся на родине.

Но все-таки, прежде всего надо бы наладить дела с пенсионным обеспечением в родном отечестве. Здесь ПФР явно не справляется. Даже за назначением пенсии при обычных условиях, точнее, при отсутствии различных нюансов, которые могут повлечь проволочки, ПФР на своем официальном сайте призывает обращаться заблаговременно — за год или в течение 12 месяцев до назначения. Иначе сотрудники могут не справиться, не уложиться в срок.

И я очень советую предпенсионерам прислушаться к этой рекомендации. Проволочка может возникнуть совсем на ровном месте. Например, я два года работал в авиаотряде Алма-Аты, в Казахстане, когда эта республика еще была составной частью Советского Союза. «Ой, — воскликнула сотрудница ПФР, — а казахи так неохотно справки из архива предоставляют, у них зачастую и архивы-то не сохранились. Вы судиться будете?»

На мой вопрос «С кем судиться?», сотрудница ответила: «Как с кем? С нами, с ПФР. Казахи вам в подтверждающей работу справке наверняка откажут, на основании этого мы вам тоже откажем. Вы подадите на нас в суд, выиграете процесс, и тогда мы вам стаж засчитаем. Вы не первый, проверено». И очень удивилась, когда я спросил, нельзя ли обойтись без этой волокиты и сразу учесть казахстанскую часть стажа по записи в моей трудовой книжке: «Что вы, порядок же такой!»

А я вот думаю, что порядок — это когда ПФР сам справки в бывших союзных республиках запрашивает и, если требуется, судится за права российского пенсионера, а не с ним.

Конечно, может, Максим Топилин когда ни будь все так и отладит в этом ведомстве. Но пока он явно озабочен другим.

Судя по заявлению главы ПФР, когда карантин закончится, то и «консультационные туры» ПФР в приятные и полезные для посещения страны возобновятся. И вполне возможно, что и их география расширится. Ведь какие вкусные направления не охвачены.

По данным ПФР, выплаты Пенсионного фонда России получают 342 тыс. пенсионеров в 122 странах мира. Наибольшее число получателей российских пенсий проживает в Германии (97,7 тыс. пенсионеров), Израиле (56,1 тыс.), Абхазии (32,8 тыс.), Беларуси (25,4 тыс.), Латвии (22,7 тыс.) и США (21,3 тыс.).

При этом, в системе Россотрудничества работает 97 представительств в 80 странах мира. Но весь этот перечень и не нужен. Зачем ПФР осваивать тмутараканевые направления, пусть даже и есть там российские пенсионеры?

Достаточно к вышеназванным добавить с десяток других приятных во всех отношениях стран, и не только выезжать туда с консультациями, не только организовывать видеоконференции через представительства другого ведомства, но и, отпочковавшись от Россотрудничества, открыть свои представительства ПФР за рубежом.

Это кажется не реальным? А разве реальной была картина, когда в 90-х российские пенсионеры по полгода не получали пенсий, а сказочной красоты и фантастического удобства особняки ПФР повсюду росли, как грибы после дождя? Когда автопарки отделений ПФР могли затмить по роскоши только гаражи арабских шейхов? Поэтому и терзают смутные сомнения, когда глава ПФР рассказывает о перспективах использования зарубежных офисов Россотрудничества. Ведь можем и не заметить, как ПФР отпочкуется и пустит свои корни в заграничной почве под вполне благовидным предлогом — численность российских пенсионеров за рубежом только растет.

Но современные средства связи и коммуникаций вполне позволяют дистанционно обслуживать любое количество пенсионеров и на любом расстоянии, считает экс-президент национальной лиги управляющих, эксперт по работе НПФ Дмитрий Александров:

— Скажу только по негосударственным пенсионным фондам, поскольку не обладаю внутренней информацией по ПФР. Если говорить гипотетически, то у НПФ есть возможность и организовать выездные консультации для российских пенсионеров за рубежом, и даже открыть свои представительства в привлекательных с точки зрения туризма, отдыха, уровня жизни и т. п. странах. А потом, насажав в этих офисах своих детей либо подруг, хорошо проводить там время. И хотя по сути это будет являться нецелевым расходованием средств, можно вполне обосновать так, что не подкопается ни прокуратура, ни Счетная палата.

Но в реальности НПФ, как коммерческие структуры, не пойдут на такие расходы. Кроме того, у НПФ реально нет необходимости посылать своих специалистов за рубеж для консультаций или открывать какие-то офисы за рубежом, потому что россияне, выходящие на пенсию, уже знакомы с банковской карточкой, электронными платежами — это факт. И ничто не мешает НПФ открыть консультационные каналы в воцапе, вайбере и прочих подобных сервисах. Это современно, дешево и удобно. Ну, уж если какой-то очень сложный вопрос, например, потеря пенсионных документов, то граждане — пенсионеры могут приехать в РФ, чтобы получить свои услуги. Но это на крайний случай, фантастической сложности. А для большинства — если невозможно обсудить и решить в мессенджере, электронной пересылкой, то есть ведь и обычная почта для пересылки бумаг, нотариальные услуги международного уровня. Поэтому физическое присутствие сотрудников НПФ за рубежом стопроцентно не нужно.

новости партнёра
Новости от RED TRAM