Трудовые новации в эпоху коронавируса

  • Дата: 07:30 20-12-2020
  • Просмотров: 153
  • Печать

Коронавирус творит чудеса. Незаметно для широкой общественности еще весной было принято фактически новое трудовое законодательство, весьма удобное для работодателей. Через несколько месяцев депутаты спохватились и решили усложнить жизнь своим гражданам. Предлагают одновременно несколько изменений в Трудовой кодекс плюс “заморочки” с уплатой НДФЛ. Что происходит? Ответ сложился в каламбур: “законодатели мутят, но не знают, чего хотят”...

Сначала о том, что уже сделано. 30 марта 2020 года был принят законопроект №3275 “О внесении изменений в некоторые законодательные акты, направленные на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни COVID-2019”, который в значительной мере переформатировал ныне действующую редакцию Трудового кодекса.

Изменилась статья 21 о трудовом договоре. Теперь это соглашение между работником и собственником предприятия, согласно которому работник обязуется выполнять работу, а работодатель выплачивать ему заработную плату. Из текста убрали фразу «работу, определенную этим соглашением, с подчинением внутреннему трудовому распорядку и т.д.». То есть уже с весны работник не обязан соблюдать внутренний распорядок. Но обязан выполнять работу, которая четко определена трудовым договором.

Что это означает? Никого нельзя наказать за то, что он отлучился с рабочего места, допустим, в туалет и пропал на целый день (понос напал, к примеру), но при этом сдал свою работу в срок. И к ней нет претензий. Понятно, что новацию подгоняли под условия работы в эпидемию, но юристы говорят, что таким образом размыли разницу между трудовыми и гражданско-правовыми отношениями и упростили заключение контрактов о работе по факту и содержанию, а не по форме.

При этом впервые работнику разрешили одновременно заключать трудовые договоры на нескольких предприятиях. Странно, что только весной додумались. Многие работают и подрабатывают, но мало кто это оформляет.

Понятно, что в условиях перманентно возникающего карантина в законодательство внесли понятие “дистанционной (надомной) работы”. Теперь мы точно знаем, что это такая форма организации труда, когда работа выполняется работником по месту его жительства или в другом месте по его выбору, в том числе с помощью информационно-коммуникационных технологий, но вне помещения работодателя.

При дистанционной (надомной) работе работники распоряжаются рабочим временем по своему усмотрению, на них не распространяются правила внутреннего трудового распорядка. И тут мы вспоминаем упомянутую выше новую формулу трудового распорядка.

То, что узаконили дистанционку – это здорово. Тут коронавирус нам в помощь. Давно пора было это сделать для тех сфер, которые не нуждаются в физическом присутствии на рабочем месте. Конечно, есть те, кто не может работать удаленно. Например, продавцы, банковские клерки, строители, инфраструктурный персонал, водители и  машинисты, рабочие конвейерных предприятий, учителя, врачи, полиция, пожарные, армия, телеведущие  и проч.

Но даже для категорий “обязательного присутствия” была предусмотрена новация в ст. 60 Трудового кодекса о возможности устанавливать гибкий режим рабочего времени на определенный срок (на время угрозы распространения эпидемии) или бессрочно.  

Получилось вроде бы неплохо. Но нет предела совершенству. Депутаты работают не покладая рук. Возникли новые вопросы. Их попытались сформулировать в нескольких новых законопроектах, которые внесены в парламент.

Во-первых, законопроект о так называемых договорах "ноль часов" (zero-hours contraсts). Они предусматривают нефиксированное рабочее время. То есть работодатель может вызвать сотрудника в любое время, когда понадобится. Единственное условие – человек должен   отработать не меньше 8 часов в месяц.

Оптимисты говорят, что это идеальное предложение для курьеров, доставщиков, таксистов, расклейщиков объявлений и т.д. Но у пессимистов возникает подозрение, что подобным форматом будут пользоваться многие категории наемных работников и это повлияет на уплату налогов.

Во-вторых, законопроект – о признаках трудовой занятости. Фактически он направлен на борьбу с гражданско-правовыми соглашениями, о которых мы рассказывали в начале статьи. Если весной депутаты решили практически убрать грань (или, если говорить точнее, основные разночтения, – автор) между трудовым договором и трудом на основе гражданско-правового соглашения, то теперь хотят заново определить на законодательном уровне понятие трудовых отношений и признаков их наличия.

Для этого в ст. 21-1 Трудового кодекса фиксируют, что признаком данных отношений является личное исполнение лицом работы... по поручению и под контролем лица, в интересах которого все и делается. Как подтащить под эту статью гражданско-правовые договора, к примеру, с персоналом, который работает на аутсорсинге, не совсем понятно.  Непонятно и другое – как в этом случае платить налоги. В частности, единый социальный взнос (ЕСВ) и налог на доходы физлиц (НДФЛ).

Сейчас действует унифицированная ставка налога на доходы в размере 18%. Но в парламенте обсуждается предложение ввести вместо нее несколько ставок: базовую, повышенную и пониженную. Точные цифры (или проценты) отчислений пока не известны. Окончательные расчеты сейчас делают в Министерстве финансов.

Но уже сейчас бухгалтеры сходят с ума: скоро им будет нужно формировать налоговую платежку по каждому сотруднику, уточнив место его регистрации. Для чего придется взять актуальную информацию, в каком налоговом органе он числится, и перечислять налоги за каждого сотрудника отдельными платежами по разным реквизитам.

Скажем, я прописан в селе Задрыпайливка, а проживаю в Киеве. И таких, как я, на нашем предприятии около тысячи человек. Гипотетически. Сразу вспоминаются слова песни: “и почтальон сойдет с ума, разыскивая нас”. Только в данном случае не почтальон, а  бухгалтер.

Зачем все делается? Честно скажу, мне до конца не понятно. Возможно, идет лоббирование со стороны крупных городов. Ведь, если  закон вступит в силу, физлицам нужно будет регистрироваться в налоговых органах по реальному месту жительства. Правда, не решен вопрос,  что будет являться основанием для регистрации. Ведь официальные договора на аренду квартиры с регистрацией в налоговых мало кто заключает.

Во-вторых, данная схема выгодна только для крупных городов, поскольку позволит  наполнить городскую казну поступлениями НДФЛ от так называемых “понаехавших”. А что делать провинциальным городам, которые таким образом теряют ресурсы? Понятно, что никакие промышленные “чудо-Гонконги” или компьютерные хабы у них не создадут. А меньше налогов – это еще меньше средств на внутренние потребности. И это уже не трудовая проблема, а территориальная. Как минимум до того времени, как наша пресловутая трудовая миграция “потечет” бурным потоком “до дому, до хаты”, глубоко разочаровавшись в коронавирусных трудовых новациях законодателей.

новости партнёра
Новости от RED TRAM