Выборы на Украине завершились, а проблемы остались

  • Дата: 10:32 28-05-2014
  • Просмотров: 3611
  • Печать

26 мая по результатам досрочных президентских выборов на Украине международная миссия наблюдения БДИПЧ ОБСЕ провела пресс-конференцию и обнародовала заявление о предварительных выводах и результатах. Мнение международных наблюдателей для нас особо ценно, поскольку позволяет опираться в оценках на репрезентативную базу наблюдений и собранные ими материалы. Однако факты, собранные миссией, и политические выводы, равно зафиксированные в заключении, зачастую входят в противоречие друг с другом и заставляют усомниться либо в собранных материалах (что сложно сделать, принимая во внимание, что это была самая многочисленная миссия за всю историю наблюдения), либо в беспристрастности оценок.

Согласно заключению миссии, выборы "характеризовались высокой явкой избирателей и четким намерением властей провести настоящие выборы, которые в целом соответствовали международным обязательствам, с соблюдением основных свобод граждан на большей части страны".

Оставим пока в стороне вопрос о соблюдении основных свобод граждан на большей части страны и остановимся на соответствии выборов международным обязательствам.

Эксперты основного звена миссии наблюдения БДИПЧ отмечают, что "вся нормативно-правовая база, регулирующая проведение выборов Президента Украины, претерпела несколько существенных изменений за три месяца до выборов" и "в один лишь Закон о выборах изменения вносились шесть раз в течение 2014 года". Оценка этих действий также содержится в отчете, но почему-то вынесена в примечания: "В предыдущих отчетах ОБСЕ/БДИПЧ о выборах в Украине критиковалось внесение изменений в законодательство о выборах незадолго до выборов, что противоречит признанной международной практике и может дезориентировать участников. Кроме того, Кодекс надлежащей практики в избирательных вопросах Венецианской комиссии рекомендует воздержаться от внесения изменений в ключевые положения избирательного законодательства в течение года до проведения выборов (пункт II.2.65)." Не правда ли, потрясающее соответствие международным обязательствам?!

Поражает, что пассаж, содержащийся в заключении, согласно которому принятые в марте изменения были внесены в рамках проведения расширенной избирательной реформы с учетом рекомендаций, предоставленных ОБСЕ/БДИПЧ и Европейской комиссией за демократию через право (Венецианская комиссия), граничит в одном абзаце с констатацией факта, что "среди изменений, внесенных в марте в Закон о выборах, была также принята четкая формулировка, в соответствии с которой результаты выборов устанавливаются независимо от количества избирательных участков, на которых проводилось голосование". Из этого, видимо, следует сделать вывод о том, что данная поправка также соответствует рекомендациям БДИПЧ и Венецианской комиссии, что на самом деле противоречит как действительности, так и принципам всеобщего избирательного права.

Международные эксперты не могут не осознавать, что многие решения, принятые вопреки рекомендациям и основному закону – конституции Украины, создают опасную базу для постоянного воспроизводства политических кризисов в этой стране. В частности, конституция Украины содержит исчерпывающий список оснований для досрочного прекращения полномочий президента, среди которых "самоустранение президента от выполнения конституционных полномочий" (а именно на этом основании было принято постановление Верховной Рады о проведении досрочных выборов от 22.02.2014 г.) не значится. Видимо поэтому в новую редакцию закона Украины "О выборах Президента Украины" включено положение, согласно которому "Внеочередные выборы Президента Украины проводятся в связи с принятием соответствующего постановления Верховной Рады Украины". В будущем это означает, что украинский парламент может произвольно принимать постановления о назначении "очередных" внеочередных президентских выборов, что окончательно девальвирует легитимность власти на Украине.

Весьма характерным моментом наблюдения БДИПЧ в ходе президентской избирательной кампании является намеренное игнорирование важнейших политических событий, происходивших на Украине. Например, в заключении подчеркивается, что "Миссия по наблюдению за выборами ОБСЕ/БДИПЧ не осуществляла наблюдения за проведением "референдумов" в Крыму, Донецкой и Луганской областях. Между тем, даже опустив собственно электоральный аспект, эти референдумы являются важнейшими политическими событиями, непосредственно влияющими на проведение избирательной кампании. Вместо этого предварительное заключение содержит ссылку на выводы Венецианской комиссии, что Крымский референдум был неконституционным и противоречил европейским стандартам.

В данном случае мы сталкиваемся с осознанным (что говорит о предвзятости) либо неосознанном (что свидетельствует о непрофессионализме) стремлении подменить рассмотрение политического феномена утверждением его ничтожности, а также и с прямым передергиванием фактов. Венецианская комиссия дала заключение лишь о соответствии Крымского референдума конституционным принципам, а вовсе не о его противоречии европейским стандартам. Во-первых, прослеживается прямая политико-правовая аналогия Крымского референдума, состоявшегося в условиях антиконституционного переворота в Киеве, отсутствия центральных легитимных органов власти и попытки проникновения националистических сил на территорию автономии, с актом провозглашения независимости самой Украины в 1991 г., который исходил "из смертельной опасности, нависшей над Украиной в связи с государственным переворотом в СССР". Во-вторых, следует обратиться к подтверждению Международного суда ООН от 22.07.2010 при рассмотрении самопровозглашенного Косово, что одностороннее провозглашение независимости частью государства не нарушает какие-либо нормы международного права.

Помимо этого, проведение военной операции против своих же граждан, получившей в Киеве определение "антитеррористической операции", стыдливо называется в заключении "процессом установления контроля над ситуацией", а факты массовой гибели гражданского населения в результате этого "процесса", равно как и кровавые события 2 мая в Одессе, просто игнорируются. Таким образом, де-факто заключение миссии возлагает всю полноту ответственности за происходящее на Украине исключительно на "сепаратистов" (так в тексте заключения).

Наверное, подобное игнорирование либо передергивание политических факторов, оказывающих непосредственное влияние на ход избирательной кампании, могло бы быть простительным, если бы миссия сосредоточилась исключительно на наблюдении за процедурами дня голосования, однако один из принципов БДИПЧ – наблюдение за развитием политических процессов в ходе всего избирательного периода.

Рассмотрим некоторые факты самого избирательного процесса, освещенные в заключении миссии наблюдения. "Наблюдатели МНВ ОБСЕ/БДИПЧ сообщали, что незначительное число ОИК сталкивались с различными проблемами в своей деятельности, включая ресурсное обеспечение". Однако в ссылках содержится информация, что до 23 мая было заменено 43% членов ОИК, некоторые из них – несколько раз. Фактически это свидетельствует о царившем хаосе в работе окружных комиссий и остаётся загадкой, каким образом замена почти половины членов ОИК накануне дня выборов оценивается в качестве «незначительного числа проблемных комиссий».

Вызывают серьезные сомнения данные о явке избирателей в ходе выборов. Во-первых из избирательного процесса был полностью исключен Крым (который по-прежнему воспринимается Киевом в качестве части Украины и чьи избиратели учитываются в общем числе избирателей), а также в значительной мере Донецкая и Луганская области. Согласно данным международной миссии наблюдения, голосование состоялось (т.е. была открыта какая-то часть участков) лишь в 2 округах из 12 в Луганской области и 8 из 22 в Донецкой. При этом, согласно официальным данным ЦИК, явка избирателей в Луганской области составила аж 38,94%, а в Донецкой – "лишь" 15,37%. Состыковать данные международных наблюдателей и официальные данные ЦИК крайне сложно.

В целом же по Украине явка избирателей оценивается в 60,29%.

Если исключить из рассмотрения избирателей Крыма, Донецкой и Луганской областей, то простой арифметический подсчет дает нам цифру порядка 80% проголосовавших избирателей на остальной части Украины. С одной стороны, это расходится с официальными данными ЦИК, где самая "сознательная", но далеко не самая большая по числу избирателей Львовская область дала лишь около 78% проголосовавших, а с другой, дает основания для сопоставления явки в ходе не признаваемых БДИПЧ и Киевом референдумов с явкой на президентских выборах.

Допустим, мы не знаем, какова была реальная активность на референдумах. Единственное, что при этом мы можем утверждать, что избирателей было "много", и это "много" выражалось в очередях на улице, переполненных участках, напряженной работе избирательных комиссий в ходе всего дня голосования. Т.е. в качественных параметрах, которые легко могли бы быть оценены непредвзятыми международными наблюдателями даже в том случае, если бы они не хотели давать политическую оценку происходящему. Теперь вернемся к беспристрастным данным миссии БДИПЧ: переполненные участку отмечались лишь в 11% форм наблюдения, а очереди на улице – в 6%, причем сами наблюдатели связывают это, как правило, с нерациональным распределением или ненадлежащим контролем над продвижением очереди, а также с совмещением президентских выборов и выборов в местные органы власти в ряде областей. Так какова же была реальная явка избирателей в этом случае? Простой сравнительный качественный (даже не количественный) анализ дает основания для того, чтобы как минимум усомниться в реальности официальных данных.

Процесс подсчета голосов был оценен наблюдателями положительно на 95% из 363 избирательных участков, где осуществлялось наблюдение. При этом, согласно данным миссии наблюдения, на 17% участков при подсчете голосов у УИК возникали проблемы с заполнением протоколов результатов подсчета голосов, а 20% комиссий были вынуждены пересматривать предварительно установленные цифры. Наблюдатели ММНВ отметили 30 случаев использования заранее подписанных пустых протоколов.

Впрочем, процесс установления итогов голосования на начальном этапе был оценен негативно в 52 из 300 предоставленных наблюдателями отчетов по результатам наблюдения. Остается только догадываться, что же происходило в окружных комиссиях на самом деле.

Вполне понятно и оправдано стремление европейских политиков воспользоваться прошедшими президентскими выборами для нормализации политической ситуации на Украине, закрыв глаза на многочисленные процессуальные и юридические нарушения. Однако совершенно беспринципно и нелепо они выглядят в условиях усиливающейся карательной операции на Юго-Востоке Украины, проходящей буквально на фоне прошедших выборов и подведения их итогов. Стремление переложить ответственность на одну из сторон, полностью обелив другую, не только не способствует разрешению кризиса, но и не оставляет шансов на его политическое разрешение.

Весьма красноречива прозвучавшая 26 мая на пресс-конференции миссии наблюдении фраза специального координатора краткосрочных наблюдателей Жоао Соареша: "Если мы сейчас признаем выборы не соответствующими демократическим стандартам, то мы столкнемся с ситуацией, когда агрессивное меньшинство в других странах мира может срывать выборы". Как расценивать эту фразу, пускай решают сами читатели. От себя же хочется добавить, что проведение выборов в ходе активной фазы гражданской войны и игнорирование прав и интересов значительной части граждан какого-либо государства, а также прямого террора несогласных, не только не способствует становлению демократии, но и подрывает ее основы.

А.В. Бедрицкий, Гендиректор Международной организации по наблюдению за выборами CIS-EMO

новости партнёра
Новости от RED TRAM